четверг, 30 июня 2016 г.

You could be happy and I won't know.

Здравствуй, читатель.
Помнишь, я как-то говорил, что во всём, что происходит со мной, виноват я сам? Знаешь, что помогло мне справиться с этим?
Осознание того, что во-первых, нет моей вины в том, что происходит с другими. Потому что, и это во-вторых, во всём, что происходит с ними, тоже виноваты они сами. Я не в ответе, и никогда не был, за чужие решения. Я пытаюсь на них влиять, если мне кажется, что решения эти неправильны, что человеку от этого будет хуже, но если человек хочет что-то сделать, что я могу сделать? Правильно, ничего.
Может, я неправ, конечно. Но я никогда не любил навязываться и навязывать своё мнение. Всегда считал, что спорить на тему мнений-бессмысленно, если человек под давлением меняет мнение (именно мнение, которое формируется самим человеком, а не убеждения, навязанные окружением, они-то меняются постоянно просто потому что меняется окружение, и меняются знания, которые это окружение в убеждения перерабатывает), то грош цена такому мнению, а значит, грош цена и спору. В споре никогда не рождалась истина, истина рождается лишь в обсуждении.
А я-слишком добрый. Слишком тихий. Слишком держащий все проблемы в себе. Таких не любят. Таких держат поблизости, таких используют, потому что они никогда не откажут в помощи, с такими дружат, потому что друг из таких хороший. А парень-да толку с меня? Никакого.
К вопросу, кстати, о скатываться в самобичевание.
В каком-то смысле одному быть даже лучше, на самом деле. По крайней мере, пока у тебя нет опоры, её из-под тебя не выбьют.
Но как же, блять, одиноко.

Комментариев нет:

Отправить комментарий